«Если ты не голосуешь, ты грешишь». Интервью с Алексеем Ледяевым

Пастор Алексей Ледяев

Лидеры международного христианского движения «Новое поколение» не раз открыто заявляли о том, что принимают активное участие в политических процессах своих стран.

Накануне выборов в Украине главный редактор международной газеты «Новое поколение» (www.ng-gazeta.at.ua) Анна Шевченко встретилась с апостолом движения «Новое поколение» Алексеем Ледяевым, чтобы из первых уст узнать официальную позицию церкви относительно политики. 

 

 

Анна Шевченко: Во время одного из богослужений с Вашим участием Вы позволили депутату рижской думы агитировать людей. Насколько это правильно? Всё-таки церковь не должна превращаться в агитплощадку…
Алексей Ледяев:
Люди в церкви – это тоже электорат. Это налогоплательщики, это люди, которые и финансово, и своими голосами обеспечивают представителей власти. И я думаю, что люди в церкви должны знать, за кого они отдают голоса и кого они избирают в парламент.

Тем более, если говорить про тот случай, который произошёл у нас. Это не новичок, и это не неизвестный кандидат. Все, кто к нам приходят, – это христианские политики, которые известны, и не только по имени, но и своими делами. Поэтому это нормальное явление, это встреча друзей и единомышленников. И ничего противозаконного я здесь не вижу.

 

 

А.Ш.: То есть Вы посоветовали бы пасторам из других церквей, входящих в состав движения «Новое поколения», приглашать в церковь политиков, чтобы знакомить прихожан со своей предвыборной программой?
А.Л.:
Пока система позволяет, это надо использовать. Потому что пока мы сидим, кота в мешке выбираем. А потом удивляемся, почему такие законы в стране, а почему Церковь на задворках оказалась, а почему Церковь ограничена в правах. Потому что Церковь не принимает участия в предвыборных кампаниях и не разбирается в том, что происходит в стране.

 

Недавно кардинал римско-католической церкви Збигнев Станкевич сказал очень сильную мысль: «Если христиане не участвуют в избирательной кампании или отказываются голосовать, то они грешат перед Богом. Грех заключается в том, что они снимают с себя ответственность за то, что происходит в обществе. Люди Божьи должны не только молиться, но они должны занимать активную гражданскую позицию, отдавая свои голоса за правильных кандидатов». И я с ним абсолютно согласен.

 

 

А.Ш.: На Ваш взгляд, должен ли существовать свод законов и правил, в котором были чётко бы прописаны позиции Церкви относительно политических процессов?
А.Л.:
Абсолютно. Я считаю, что если, например, в Латвии 80% населения – это люди, которые себя декларируют как христиане, то, я думаю, задача парламента и задача любого депутата, которого выбирают христиане, – представлять интересы христиан и защищать эти интересы на самом высоком законодательном уровне.

Поэтому христианский электорат имеет полное право во главе со священниками и пасторами следить за тем, какие законы продвигают и защищают избранные представители власти. Если они попирают христианские законы, попирают мораль, которая сформулирована в Библии, то этих людей надо вычёркивать. Это нормально.

 

Скажем, в парламенте Латвии было голосование: стоит ли вводить предмет «Изучение Библии» в школу, начиная с первого и заканчивая двенадцатым классом. И, по-моему, всего лишь 30% проголосовало «за», столько же «воздержалось», остальные проголосовали «против».

 

В связи с этим кардинал римско-католической церкви издал циркуляр и сказал, что фамилии депутатов, которые проголосовали против изучения Библии в школах, нужно вычёркивать на выборах. Потому что они, сознательно или не сознательно, лоббируют продвижение другой системы обучения. Потому что если закон Божий не будет преподаваться в системе образования, в частности, в школах, то завтра там будет преподаваться сексуальное разнообразие и всякое беззаконие.

Природа не терпит пустоты. И я на 100% согласен с кардиналом. Тот, кто не защищает библейскую мораль, тот защищает аморальность. Третьего не дано.

 


А.Ш.: 31 октября христиане Украины пойдут на выборы. На Ваш взгляд, на какие качества кандидатов в депутаты нужно, прежде всего, обратить внимание избирателям?
А.Л.:
Я не говорю о деталях. Не говорю даже о каких-то экономических позициях. Потому что когда христиане начинают больше говорить об экономике, о налогах, о каких-то вопросах бизнеса, я должен сказать, что мы, как христиане, в первую очередь, должны следить за тем, чтобы христианская идеология и библейская мораль были защищены в обществе. Потому что в основе любой политики, в основе любой экономики лежит мораль, либо её отсутствие.

 

Я считаю, что если мораль и библейская нравственность будут в обществе защищены, будет и прочная экономика, и будет достаточно серьёзная и стабильная политика.

 

Но что происходит на сегодняшний день? На сегодняшний день в странах Европейского Союза, поскольку мы находимся, либо уже частично, там, либо под влиянием Европейского Союза, мы с вами видим очевидные процессы, когда идеологию продают за экономику. То есть «дайте нам кредиты и мы согласны отменить, ограничить христианство, либерализовать все нравственные нормы, внести новые градации семьи, дать возможность и свободу всяким извращениям». И очень многие люди соглашаются на это и говорят: «Демократия – это либерализация всех библейских норм». 

 

Так вот, за чем должна следить Церковь? И в Украине, и в Латвии, и в России Церковь должна следить за тем, чтобы христианскую идеологию мы не продали за европейские деньги или за деньги Международного валютного фонда. Потому что как только мы продадим христианскую идеологию, мы за чечевичную похлёбку продадим первородство и потеряем первенство. 

 

Мусульмане никогда в жизни свою идеологию никому не отдадут. Они будут умирать за неё, они будут до крови сражаться, защищая Коран, защищая свои духовные принципы. Это то, каким были христиане первых веков – они были готовы идти на смерть, призирая какие-то подачки. 

 

К сожалению, сегодня христианство слабеет именно по причине того, что экономические выгоды стали приоритетнее, чем идеология. Я говорю это к тому, что лидеры христианских церквей должны понимать реальность, которая их окружает. 

 

Церковь отделена от государства – этот принцип достаточно часто повторяется. Что следует подразумевать под этим термином? Церковь отделена от государства только для того, чтобы государство не вмешивалось во внутренние церковные дела. Вот, для чего Церковь была отделена от государства в США много лет тому назад. Это первое. Второе, когда мы говорим о том, что Церковь отделена от государства, мы в то же самое время понимаем единство и взаимосвязь этих двух институтов: священной власти и политической власти. Поскольку мораль является основой любого цивилизованного существования, мы должны с вами понимать, что не юристы отвечают за мораль, а священники. 

 

Это уже вековая история, вековая традиция. Когда за моральные и нравственные традиции отвечает Церковь, потому что именно Церкви Бог дал право священнодействовать, потому что и божественные, и нравственные законы, как 10 заповедей, данные Моисею, защищаются священниками. 

 

Что такое «демократизация общества»? Это попытка перенести акцент ответственности за мораль в область юриспруденции. И сегодня откровенно в Европейском Союзе заявляют, что за мораль в обществе отвечают не священники, а юристы. 

 

Если Церковь не нужна государству, это значит, государству не нужна та мораль, которую Церковь пропагандирует и защищает. Так вот, с формулировкой «Церковь отделена от государства, чтобы государство не контролировало работу священников» я на 100% согласен и отстаиваю эту позицию. Но я категорически против дефиниции отделения Церкви от государства, когда государству не нужна Церковь вместе с её моралью, и когда ответственность за нравственные нормы уже возлагаются не на священников, а на юристов. Это, по-моему, является полным противоречием и, я бы сказал, трагическим противоречием, потому что юристы могут отвечать только за букву закона и конституцию своей страны. Но законы Божьи всегда были под защитой священников. Так что в этом плане лидеры наших церквей должны знать, что стоит за этим термином – «Церковь отделена от государства», и мы должны знать свою позицию в обществе, мы должны поднимать голос за истину. И если закон страны конфликтует с законом Божьим, мы выбираем защищать закон Божий. 

 

 

А.Ш.: Всё, что Вы говорите, безусловно, важно для лидеров церквей. Но если обратить внимание на простых прихожан, то многие уверены, что их голос ничего не значит, и если он даже пойдёт на выборы, от того, что он один проголосует, ничего не изменится. Что, в таком случае, Вы можете посоветовать?
А.Л.:
Когда человек говорит, что «от меня ничего не зависит», это надо умножать в сто раз, это надо умножать в тысячу раз, это надо умножать в миллион раз, потому что таких, как этот человек, в стране живут миллионы. И мы должны всегда понимать, что таких, как я, вокруг меня в миллион раз больше. И если каждый так будет рассуждать, то от нас, на самом деле, ничего зависеть не будет. Но когда мы мыслим глобально, а действуем локально, то есть мой голос плюс голос моего соседа, плюс голос моих союзников, – это уже большая-большая сила, с которой мы сможем что-то изменить. 

 

Я считаю, что в данном случае нельзя себя отрывать от общества. Мы – часть общества, мы платим налоги, мы отдаём свои голоса, нас много, поэтому мы должны объединяться, соединять свою веру вместе. И я думаю, что когда Церковь будет в единстве, когда разные церкви будут объединяться под знаменами христианской праведности, тогда мы сможем очень много сделать. 

 

Если говорить откровенно, Солженицыны, Сахаровы во время коммунистического террора были одиночками, и они могли точно так же рассуждать: что от меня зависит? Но дело в том, что лучше быть одиночкой и, может быть, диссидентом, может быть, самым последним в глазах людей чокнутым человеком. Но ты должен знать, что за тобой кто-то смотрит, к тебе прислушиваются, может быть, кто-то у тебя на кухне поддакивает, а завтра придут к тебе и скажут: «Ты смелый человек, ты молодец, я с тобой». 

 

Одиночки – смелые люди. Это детонаторы общественного настроения, это детонаторы христианского настроения. Нужны всегда лидеры. Как Илия однажды говорил: «Я одиночка, с меня хватит, я ухожу, от меня ничего не зависит». А Господь сказал: «Ты не одиночка, семь тысяч уже готовы прийти к тебе». 

 

Поэтому я считаю, мы должны, и как христиане, и как честные граждане, рассматривать себя не в отрыве от общества, но в непосредственной связи, гармонии с ним. Потому что не всё уж так пропало, не всё уж так и прогнило, и не всё уж так плохо. Потому что, я убеждён, что Бога всё ещё больше, чем дьявола, и любви всё ещё больше, чем ненависти. Ибо если бы дьявола было больше, чем Бога, нас бы уже не существовало. А если Бога всё-таки больше, чем дьявола, то, я думаю, стоит оптимистически смотреть в будущее и рассчитывать на победу.

 

 


Церковь Новое поколение