Печатать

Алексей Ледяев: гражданская позиция и христианская экспансия 3

28.04.2007

Алексей, почему, по Вашему мнению, происходит неприятие движения «Новое поколение» на церковном уровне? 

Я буду, откровенен, если скажу, что очень часто непризнание движения «Новое поколение» в консервативных кругах происходит по нескольким причинам.

Первая причина — это консервативное мышление. Никто не будет спорить с тем, что во все исторические периоды старое поколение и новое поколение переживали большие конфликты. Новое поколение всегда идёт вперед, говорит о прогрессивных технологиях, ноу-хау, «мы идём вперёд», а консервативно мыслящие люди всегда говорят: «Мы должны защищать традиции». Это одна из причин, которую нельзя упускать из внимания. Какой бы ты ни был идеальный, консерваторы никогда не простят тебе твоих нововведений.

 

Вторая причина — это зависть. Я честно скажу: многие люди прикрывают эту причину, гримируют её, облекают в различные объяснения и дефиниции. Но факт остаётся фактом.

 

И третья причина — это борьба за власть. Когда Ульф Экман и Карл Густав обвинили меня в том, что я раскалываю церкви, я напомнил им их же собственную практику десятилетней давности. Когда шведы впервые попали на посткоммунистическое пространство, движение «Слово жизни» строилось точно таким же методом: «Бегите из мёртвых церквей. Бог живой!» Практически всё их движение сформировалось за счёт разделённых пятидесятнических церквей. Так в чём же дело? На сегодняшний день остаётся та же проблема — есть мёртвые церкви и есть живые.

 

Например, молодёжь в какой-то пятидесятнической церкви переживает встречу с Богом, хочет жить, хочет дерзать, хочет танцевать, хочет свидетельствовать. А пастор им заявляет: «Что вы здесь пляшете? Что вы здесь ведёте себя, как странные люди?» Вот вам и почва для раскола. Так было и будет всегда: когда в церковь, где
процветает стагнация, приходит жизнь, там неизбежно происходит раскол.

 

Если говорить о деталях, то я готов извиниться за любые ошибки, которые я мог совершить. Может быть, за выражения, которые использовал. Может быть, за излишнюю эмоциональность. Однако в стратегическом отношении я не согрешил ни перед одним пятидесятническим, баптистским или каким-либо другим союзом. Но как человек, если я виноват в какой-то частной ситуации, я готов принести извинения.

 

Ну, а если говорить честно, то практически все церкви, которые сегодня враждебно к нам относятся, втихомолку смотрят на наши проекты, на наши проповеди и где-то на персональном уровне уважают и ценят то, что происходит в «Новом поколении». Однако благодаря тому, что «сверху» спущена директива «не дружить, не общаться, не двигаться», они вынуждены находиться в таком двусмысленном положении, о чём приходится очень жалеть.

 

Мы признаём и уважаем другие церкви, которые работают для Царства Божьего. Поэтому, когда говорю о живых церквях, я не имею в виду, что «Новое поколение» — это живая церковь на фоне всех остальных мёртвых. Я совершенно далёк от такого понимания реальности. Я вижу много баптистских, пятидесятнических и других живых церквей, в которых люди каются, встречаются с Богом, там люди счастливы. Ради Бога! Зачем отнимать у них счастье? Как раз это и показывает нам, что жизнь заключается в многообразии.

 

 

Возможно, у некоторых пасторов есть сомнения относительно Вас, потому что Вы занимаете позицию лидера и не считаетесь с остальными?

Я так не думаю. Например, я сотрудничаю с пастором Сандеем Аделаджой из Киева. Мы сотрудничаем с ним на равных. Я признаю его таким, какой он есть. Он признает меня таким, какой я есть. Это можно назвать сотрудничеством сильных лидеров. Я считаю, что эта модель должна быть и во всех других отношениях.

А вот в Америке и в других странах в некоторых церквях существует негласный закон игнорирования и изоляции. Если бы меня пригласил кто-то из этих церквей, я бы с огромным удовольствием принял такое приглашение. Но, увы, как объяснить тот факт, что эти десятки церквей имеют негласное решение блокировать и не сотрудничать со мной?

 

К сожалению, это издержки церковной политики, которая идёт прямо из Москвы. Когда, извините, в Москве намеренно провозглашают, что «Новое поколение» — это секта, что оно давным-давно отошло от библейских стандартов и погружается в пучину какой-то политическо-религиозной экспансии, вы понимаете, люди верят этому. А потом говорят, что это Алексей не хочет с кем-то сотрудничать. Алексея вываляли в дёгте, прокатали в перьях и говорят: «Вот с таким Алексеем не сотрудничать».

 

А люди верят Ульфу Экману, люди верят Сергею Васильевичу Ряховскому. С их подачи Алексей Ледяев — отступник. Алексей Ледяев впал в ересь. Алексей Ледяев — Диотреф, который занимается расколами церквей. При такой «рекламе» Ледяева со стороны некоторых авторитетных лидеров, что остаётся делать этим местным церквям? Они глотают эту ложь и дистанцируются по отношению к «Новому поколению».               

 

Если бы не было антирекламы с «кремлёвской» трибуны, если бы не было антирекламы со стороны шведов и если бы всем церквям, в том числе и «Новому поколению», были даны равные права, я думаю, ситуация выглядела бы иначе. Ведь изоляция вокруг «Нового поколения» была создана искусственно. Она была навязана, спровоцирована и спланирована определёнными христианскими лидерами.

 

Но ведь Ульф Экман для христиан бывшего СССР когда-то был очень влиятельным служителем, и этот авторитет он заработал не на пустом месте.

Конечно, я понимаю, что Ульф Экман имеет огромное влияние и духовный авторитет, но это не позволяет ему «прохаживаться» по другим лидерам христианства, он просто не имеет права опускать в грязь других служителей, называть меня «представителем христианского джихада» и, анализируя откровение о Новом Мировом Порядке, называть его ересью.

 

Поймите, если бы я, тоже пользуясь своим авторитетом, распоясался бы и начал изучать все откровения Ульфа Экмана в отношении евреев, я тоже мог бы заявить: «Посмотрите, какая ересь — отправлять евреев в Израиль, не предлагая им покаяния!» А между тем, там именно такая теория: мы должны отправлять евреев на родину, но не проповедовать им Евангелие. Я могу сказать, что это полная ересь. Но я уважаю его откровение, уважаю его такого, какой он есть… Не судите чужого раба — перед своим Господом он ходит, стоит или падает. Делай своё дело. Обращай внимание на результаты и плоды.

 

Почему люди, находящиеся на таком уровне, выходят из колеи и перебарщивают со своей властью? Я никогда не говорил про Ульфа Экмана, что он в заблуждении. Я никогда не называл Ульфа Экмана просто отступником. Никогда не называл «Слово жизни» сектой. Почему они позволяют себе называть «Новое поколение» сектой? А когда нашу церковь называют сектой, то, извините, мне брошена перчатка, и я вынужден защищаться и объяснять людям, что я не сектант и что эти обвинения совершенно необоснованны.

Когда же я разоблачаю эти откровения, то рикошетом, извините, иногда попадает и по этим большим авторитетам. Но не я спровоцировал эту драку.

 

 

Касаясь Вашего разговора с Ряховским, может быть, действительно не время было провозглашать громкие лозунги, которые могли быть восприняты негативно тоталитарным режимом и подставить христиан России? 

А скажите, пожалуйста, почему мы вообще должны кому-то угождать? Вот я одного не понимаю: если правительство нарушает Божий закон, значит, мы должны выходить и говорить: «Вы нарушаете Божий закон». Я ещё раз говорю: если церковь будет и дальше идти на компромисс с безбожными властями, учитывая только мнение и позицию правительства, то… напрашивается вопрос: кому же мы служим? Богу и людям или правительству? Кому мы угождаем?

 

Вспомните, когда апостолов правительство вызвало в Иерусалим. Государственные мужи сказали им: «Ну-ка замолчите», они ответили: «Кого нам больше слушать? Вас или Бога?» Так вот, если Сергей Васильевич Ряховский почаще бы читал это место Писания и определял, кому он больше служит — Богу или Путину, то, думаю, сегодня в России была бы совсем другая ситуация.

А мы должны служить Богу и угождать Богу. Когда позиция правительства конфликтует с позицией Евангелия, я соглашаюсь быть диссидентом и остаться вне закона, защищая Божий закон.

 

 

Вы очень резко осуждаете представителей секс-меньшинств и однополые браки. Может быть, к ним нужно проявлять больше любви и понимания? 

Я знаю, что Господь любит весь мир, кроме гомосексуалистов! Потому что Бог предал их превратному уму, чтобы впоследствии их наказать. Если бы Господь любил гомосексуалистов, Он бы до сих пор сохранил Содом и Гоморру!

 

Я делю гомосексуалистов на две группы. Первая — это невольные жертвы. Когда я вижу четырнадцатилетнего подростка с такими наклонностями, я не питаю к нему никакой агрессии! Я питаю к нему глубокое сострадание, пытаюсь ему помочь, как могу. Но, когда передо мною стоят наглые идеологи этих идей, которые разлагают общество, навязывая этот образ жизни, у меня появляется агрессия, потому что это уже война! А когда идёт война, о чувствах не говорят!

 

О каких чувствах может идти речь, когда они пытаются, извините за выражение, «изнасиловать» общество! Тем более, когда либеральные пасторы начинают проповедовать о «нормальности» гомосексуальных браков. Христос говорил о таких, что им лучше повесить жернов на шею и утопить в пучине морской!

 

 

Скажите, ведь свобода и демократия как раз и предусматривает свободу для секс-меньшинств? 

Об этом я как раз и написал в открытом письме Президенту Латвии Вайре Вике Фрейберге. Кто вам сказал, что гомосексуализм и есть демократия, неизбежный атрибут современной цивилизации? По мнению нашего Президента и ряда ведущих политиков Латвии, мы либо беспрекословно принимаем гей-культуру и становимся по-настоящему демократическим обществом, либо отвергаем её и переходим в разряд отсталых невежественных гомофобных стран. Возможно. Но факты явно говорят не в пользу секс-меньшинств. Из двадцати пяти европейских стран только несколько согласились узаконить однополые браки. Остальные государства, а это большинство, предпочли сохранить свою национальную самобытность и суверенность.

 

Более того, президент Польши категорически заявил, что его страна — зона, свободная от содомии и прочей мерзости. А когда представители секс-меньшинств предложили встретиться с премьер-министром, тот отказал, заявив, что встречаться с извращенцами у него нет ни времени, ни желания. По-моему, вполне демократично и патриотично! В этом же духе мэр Вильнюса наотрез отказал организаторам прайда, назвав это шествие аморальным и недопустимым.

Во Франции, например, прежде чем поднимать голос в защиту секс-меньшинств, решили разобраться, что же это за явление? Для этого была создана экспертная группа, которая изучала данную ситуацию в ряде стран мира, где гей-культура была легализована. В результате французы пришли к выводу, что гомосексуализм — явление не полезное для общества и очень даже вредное. А последний референдум показал, что большая часть французского населения рассматривает Евроконституцию как неприемлемую для своей страны.

 

Так, может быть, и Франция — отсталая, невежественная страна, а Жак Ширак — её главный гомофоб? А чем латыши хуже поляков, литовцев или французов? Ну откуда же вы взяли, что вся Европа стоит на коленях перед гей-культурой или, уже распластавшись, лежит под ней? Это происходит лишь там, где президент согласился превратить свою политику в проституцию за европейские деньги. А там, где правительство уважает и защищает достоинство своего народа, картина выглядит иначе. Демократия имеет смысл, пока она патриотична. В противном случае — это диктатура.

 

Сейчас постсоветское христианство переживает нелёгкий период: церкви растут не так, как это было, скажем, лет пять назад, или не растут вообще. Как Вы можете объяснить это? 

Причин, почему сегодня не растут церкви, может быть множество. Одна из них — в начале 90-х мы пользовались «кредитной линией» благословений наших отцов — они заплатили цену за грядущее Пробуждение. Сливки мы сняли. А теперь надо платить цену, которую платить мало, кому хочется. Вот и сидят на вчерашних дивидендах.

 

Вторая причина — это отсутствие апостольского покровительства и чётко сформулированной программы действий, то есть ведения. В рабстве жить легче: выживать, бороться за права. А вот в свободе… Это жуткая проблема. Свобода застала нас врасплох. Это и есть причина слабости. Хочется верить — временной.

 

Третья причина — это отсутствие профессионализма в современной церкви. Когда можно было вкладывать в развитие и образование молодого поколения, мы этого не делали. Теперь пожинаем.

 

 

Как вы думаете, по какому сценарию будет дальше развиваться христианство в бывшем СССР? 

В этом вопросе я оптимистичен. Мои прогнозы: святые усилятся и будут действовать. Реформационное откровение о Новом Мировом Порядке после кратковременной конфронтации будет принято на вооружение большинством церквей и воплощено в жизнь.

 

 

Почему вопрос образования вообще не стоял в христианстве, да и сейчас практически не поднимается в большинстве церквей? 

Опять же, в силу религиозного воспитания и отсутствия стратегии. Ведь церковь долгое время существовала как придаток. Люди просто приходили для исцеления души. Отсутствовало откровение о реформации общества. Могу смело сказать: отсутствовало откровение о Новом Мировом Порядке.

Если мы посмотрим на библейских героев, большинство из них были образованы. Седрах, Мисах и Авденаго перед тем, как попасть в печь, попали на государственные позиции. А прежде чем попасть на государственные позиции, они с отличием окончили университет, где были в десять раз умнее всех своих сокурсников.