Алексей Ледяев: перешагнув 50-летний рубеж. Интервью журналу «IN VICTORY»

Алексей Ледяев: перешагнув 50-летний рубеж. Интервью журналу «IN VICTORY»

Корр.: Алексей, Вам уже пятьдесят. Можете ли Вы назвать себя счастливым человеком?  

А.Л.: Пожалуй, да.

Корр.: А какие у Вас критерии счастья?

 

А.Л.: Я не мыслю настоящего счастья без любимой семьи, любимой работы, любимого города.   

 

Корр.: Алексей, что для Вас значит быть пастором?

 

А.Л.: Лично для меня это совокупность множества различных профессий. Пастор

— это многогранная личность. Перед народом он должен одновременно предстать и как добрый пастырь — друг всех, и как учитель, психолог и консультант, и как харизматичный лидер, знающий духовный мир, и как прозорливый стратег, за которым людям идти не страшно. Естественно, безупречный эталон для подражания, заботливый отец, любящий муж и просто человек, приятный и общительный.

 

 

Корр.: За всё время пасторства у Вас не было желания оставить служение и заняться чем-то другим? Например, уйти в творчество.

 

А.Л.: Лично для меня очень сложно отделить одно от другого, потому что служение — это и есть творчество, а творчество и есть служение. И сознательно оставляя одно — я автоматически оставляю другое. А карьера шоумена вне служения меня никогда не привлекала.

 

 

Корр.: Чувствовали ли Вы на себе кризис среднего возраста? Что Вам помогло его преодолеть?

 

А.Л.: Crisis Middle Age — это экзамен на зрелость, который проходят все нормальные люди. Кто-то сдаёт этот экзамен, а кто-то «заваливает». Что помогло пройти? Слишком хорошее знание своего призвания и жизненная цель.

 

 

Корр.: Вы импульсивный человек? Вас легко вывести из себя?

 

А.Л.: Да, я человек импульсивный. Холерик. Некоторые импульсы я способен не пропускать внутрь. Просто включаю игнор. Не все, правда. Иные заводят с пол оборота. Стараюсь вовремя возвращаться в себя.

 

 

Корр.: Каков Ваш круг общения, с людьми каких интересов Вы предпочитаете общаться?

 

А.Л.: Терпеть не могу во время общения «развлекать» присутствующих. Пока говоришь, все улыбаются, как-то общаются. Только умолк – и тут же гнетущая тишина. Второй раз я туда уже не иду. Мне нравятся люди коммуникабельные, любознательные, пытливые, которые либо интересно говорят, либо задают умные вопросы.

 

 

Корр.: Некоторые пасторы, помимо церкви, занимаются бизнесом. Это, порой, вызывает немало толков среди прихожан. Как Вы считаете, возможен ли такой симбиоз? И если, да, то как объяснить прихожанам, что «крутая» пасторская машина — это результат бизнеса или удачных денежных вложений, а не их потраченные десятины?

 

А.Л.: Возможен ли такой симбиоз? На мой взгляд, возможен лишь в некоторых случаях, когда в одном человеке совмещаются ярко выраженные дарования и пастора, и бизнесмена. Но, скорее всего, это больше исключение из правил, чем правило.

Классический пример или правило — это Деяния Апостолов 6:2: «Не хорошо нам, оставивши Слово Божье, пещись о столах». Я за классический формат, потому что любое искусство, будь то бизнес, будь то пасторство, требует не 50% и не 70%, а все 100% твоего творчества и твоей энергии. Это, во-первых.

А, во-вторых, во избежание подозрительных вопросов о машине пастора, процветание пастора должно быть эквивалентно процветанию церкви.

В этом вопросе я полностью поддерживаю американскую формулу: процветание государства базируется на процветании среднего класса...

 

 

Корр.: Раз мы уже заговорили об отношениях пасторов и церкви. Мне кажется, что пасторам порой не хватает прозрачности в отношениях с прихожанами. Некоторые действия, которые остаются без объяснений, порождают множество толков и слухов. Как Вы считаете, может, пастору следует быть более открытым с паствой? Эдакий внутренний Паблик Рилейшн в церкви?

 

А.Л.: Опять же, процветающий «крутой» пастор при оскорбительно нищенствующей церкви — то же самое, что процветающий диктатор при бедствующей стране. Поэтому главный исцеляющий рецепт против болезненных вопросов, типа «Куда уходят наши десятины и пожертвования?» — ясная, конструктивная программа служения церкви обществу. На мой взгляд, это и есть внутренний Public Relation. Самое эффективное лекарство против всех «церковных» болезней.

 

 

Корр.: Сейчас постсоветское христианство переживает нелёгкий период: церкви растут уже не так, как это было, скажем, лет пять назад, а то и не растут вообще. Как Вы можете объяснить этот период низкой духовной активности?

 

А.Л.: Почему сегодня не растут церкви — причин может быть множество. Одна из них — в начале 90-х мы пользовались «кредитной линией» благословений наших отцов — они заплатили цену за грядущее Пробуждение. Сливки мы сняли. А теперь надо платить цену, которую платить мало кому хочется. Вот и сидят на вчерашних дивидендах. Это одна из причин. Вторая — это отсутствие апостольского покровительства и чётко сформулированной программы действий, то есть видения. В рабстве жить легче: выживать, бороться за права. А вот в свободе... это жуткая проблема. Свобода застала нас врасплох — вот это и есть причина слабости. Хочется верить — временной.

 

 

Корр.: Как Вы думаете, по какому сценарию будет дальше развиваться христианство в странах бывшего СССР?

 

А.Л.: В этом вопросе я оптимист. Мои прогнозы: святые усилятся и будут действовать. Реформационное откровение о Новом Мировом Порядке после кратковременной конфронтации будет принято на вооружение большинством церквей и воплощено в жизнь.

 

 

Корр.: Вы патриот по своей натуре? И если да, то патриот чего?

 

А.Л.: Патриотизм — это характеристика настоящих отношений человека по отношению к какой-либо стране. Да, я патриот Латвии.

 

 

Корр.: Хотелось бы пролить свет на Вашу идеологию, отражённую в работе «Новый Мировой Порядок». Мне кажется, его нужно рассматривать намного шире, чем обычно это трактуется людьми. На мой взгляд, его суть вкратце такова: христиане должны занимать активную общественную позицию, не церковную, а именно общественную, становиться политиками, музыкантами, писателями, модельерами, бизнесменами. И, таким образом, не ограничиваясь церковными стенами, влиять на общество. Как бы Вы охарактеризовали НМП в нескольких предложениях?

 

А.Л.: Да, безусловно, суть НМП — это результат воплощения в жизнь Великого Поручения, которое Иисус Христос оставил Своей церкви: «Идите и научите». НМП — это логическое завершение программы искупления: «Всё, за что заплачено, рано или поздно будет в руках Того, Кто платил». НМП — условие Второго Пришествия Иисуса Христа, так Он придёт за той Церковью, которая исполнит Великое Поручение.

 

 

Корр.: Если бы Вам предложили сняться в фильме и дали на выбор героев, кого бы Вы сыграли: Джеймса Бонда, Глеба Жеглова, графа Монте-Кристо, кардинала Ришелье или кого-то другого?

 

А.Л.: Наверное, кого-то другого, лучше самого себя.

 

 

Корр.: Вы помните момент, когда Вы почувствовали, что стали взрослым?

 

А.Л.: Когда я стал взрослым? Мне кажется, взрослыми людей делает ответственность.

Чем больше возлагает её на себя человек — тем он взрослее. А безответственность делает человека капризным ребёнком, даже если ему 40 или 50 лет. Я никогда не забуду тот день, когда однажды в разгар молодёжного кемпа, среди шумно резвящихся подростков на озере я услышал знакомый голос своей младшей дочери Анастасии. Она кричала о помощи. Вокруг неё ныряли и плавали. Но на неё никто не обращал внимания. Во мне что-то встрепенулось. Я лихорадочно искал источник крика. Мой взгляд остановился на жёлтом плавательном круге, внутри которого мелькнули детские ручки. Я сорвался с места, как молния. Через несколько секунд я уже держал её на руках, а она, мертвой хваткой вцепившись в меня и дрожа, всё время повторяла: «Папочка, папочка, папочка…» Не знаю, как описать это переживание, но когда я вышел на берег — я чувствовал себя повзрослевшим настоящим отцом.

 

 

Корр.: О чём Вы сожалеете и что хотели бы изменить в своей жизни?

 

А.Л.: Сожалею о том, что причинил кому-то из окружающих боль, заставил кого-то из ближних страдать и плакать. Очень бы хотел, чтобы со мной всем было комфортно и весело.

 

Корр.: Любите ли Вы путешествовать? Какая из стран Вам запомнилась больше всего?

 

А.Л.: Конечно, люблю. Больше всего мне запомнился первый визит в Африку в начале 90-х, в Хараре, Зимбабве: пророк Андрей Вутавунашу, его многотысячная необычная церковь, заповедник Сафари, водопад Виктория на реке Замбези, тропические заросли и бутерброды с бананами.

 

 

Корр.: Как Вы любите проводить выходные?

 

А.Л.: Для творческого человека выходных не бывает. Компьютер не отключается при всём желании. В тишине рождается куча интересных идей и проектов, которые не зафиксировать просто нельзя. Устаёшь, как правило, от людей, но не от себя, поэтому по выходным я стараюсь предоставлять себе самого себя.

 

 

Корр.: Алексей, своим примером Вы доказываете, что успеха в жизни можно достичь без ущерба для семьи и отношений. Дайте пару практических советов.

 

А.Л.: Для того, чтобы обеспечить благополучие семьи — практический совет №1 — выбирай будущего супруга по принципу соответствия, учитывая родство душ и общность духовных интересов. Короче говоря, выбирай птицу своей стаи. Совет №2. Постарайся вовлечь всю свою семью в то призвание, которое ты уже получил от Бога. Говорю из собственного опыта, по принципу — я и дом мой будем служить Господу. Ущерб — результат разобщения. Успех — следствие единства и взаимопонимания.

 

 

Корр.: Как Вы преодолеваете рабочие и жизненные стрессы?

 

А.Л.: Стресс — это результат неустроенности, каких-то просчётов или ошибок. Подчас — это расплата за легкомыслие и наивность. Преодолеть стресс для меня — это значит тщательный разбор полётов, безжалостная самокритика, перспективные практические выводы.

 

 

Корр.: Что Вас рассмешило в последнее время больше всего?

 

А.Л.: Накануне моего юбилейного концерта 10 марта в Доме Конгрессов ожидалось много гостей, в том числе и иностранных. Для перевода на английский язык должна была быть приготовлена линия наушников с переводом. Где-то за полчаса я решил проверить, всё ли в порядке. Спросил нескольких работников. Какого-то вразумительного ответа я не услышал, и меня это почти вывело из себя, так как очень важные гости: пастор из Нигерии Анселм Мадубуко и профессор из США Оливия Макдональдс были уже в зале. Ровно в 18:40, то есть за 20 минут до концерта, на оголенных нервах я набираю номер телефона, как мне показалось, главного администратора «Нового Поколения» Айвара Фелдманиса — и с места в карьер: «Айвар, как насчёт наушников для перевода?» В ответ: «Я не понимаю, о чём ты говоришь…» Меня это взорвало: «Ты что, прикидываешься, что ли?! Анселм и Оливия уже в зале!» В ответ — холодный отчётливый ответ: «Алексей, я не понимаю, о чём ты говоришь». И вдруг меня окатило, как кипятком — это был голос министра путей сообщения Латвии Айнара Шлесера, номер телефона которого следовал в моём мобильнике сразу же за телефоном Айвара Фелдманиса. Я тут же извинился и положил трубку. Набрал Айвара. Мягким и дружеским голосом спросил, как насчёт наушников? Оказалось, всё в порядке. Вот так нечаянно «наехал» я на министра. Конечно, во время фуршета я извинился.

 

 

Корр.: А что впечатлило больше всего?

 

А.Л.: Во время юбилея было множество сюрпризов. Но один из них впечатлил особо. Команда ДФО — это группа бизнесменов, которые согласились финансировать стратегические программы «Нового Поколения». Меня впечатляет экстремальный уровень их посвящённости, преданности и жертвенности. Благодаря их совместным усилиям через месяц мы запускаем новую линию XD Cam оборудования. Целый цех — 5 монтажных столов (профессиональное оборудование для видео записи и монтажа — прим.ред.). И тут ещё и под занавес праздника такой шикарный подарок — «нулёвый» Крайслер 300C с номером NWO (New World Order — Новый Мировой Порядок). Поверьте — это впечатляет.

 

 

Корр.: В какую эпоху после Рождества Христова Вы хотели бы жить?

 

А.Л.: Наверное, в свою. То есть в последнее время, когда Бог будет воплощать в жизнь все не исполнившиеся обетования.

 

 

Корр.: Какой у Вас распорядок рабочего дня?

 

А.Л.: Я человек творческий, плюс трудоголик. А для таких закон не писан. Если «накрыло» — работаю по 14 часов в сутки. Нет волны — работаем, как обычные люди.

 

 

Корр.: Какой вид спорта Вам наиболее близок по духу?

 

А.Л.: Вы правильно вопрос сформулировали. Поскольку спортом вообще не занимаюсь. Могу только симпатизировать «по духу». В качестве болельщика и зрителя предпочитаю бокс.

 

 

Корр.: Какие направления Вы предпочитаете в музыке и искусстве?

 

А.Л.: Меня всегда будоражат массовая культура, скажем, рок-концерты, собирающие стотысячные стадионы. Предпочитаю искусство, пропагандирующее красоту и гармонию, несущее позитивный заряд нравственных ценностей.

 

 

Корр.: Вы помогаете идти по жизни Вашим детям или предпочитаете, чтобы они сами пробивали себе дорогу в жизнь?

 

А.Л.: По отношению к детям я оказываю двоякую помощь. Во-первых, я помогаю им разобраться, какое дарование сокрыто в них. И, во-вторых, я пытаюсь создать благоприятные условия, при которых эти дарования бы раскрылись. Я думаю, выдавать путёвку в жизнь — это не привилегия школ и даже не церкви — это святой долг родителей.

 

 

Корр.: Какие три качества Вы более всего цените в людях и какие три Вам наиболее антипатичны?

 

А.Л.: Больше всего ценю людей целеустремлённых, щедрых, жизнерадостных. Терпеть не могу тупых, ленивых и скупых.

 

 

Корр.: Какие три принципа успеха, которыми Вы могли бы поделиться с нашими читателями?

 

А.Л.: Мыслить глобально, а действовать локально. Мы должны жить не по тем правилам, которые жизнь ломает, а по тем правилам, с которыми жизнь считается. Мы никогда не потеряем того, что мы отдали с любовью.

 

 

Корр.: Ваш девиз в жизни? 

 

А.Л.: «Любой ценой идти до конца».

 

 

Корр.: Что бы Вы пожелали читателям журнала «IN VICTORY»?

 

А.Л.: Не стоит прогибаться под изменчивый мир. Пусть лучше он прогнется под нас.

 

 


Церковь Новое поколение