Позиции, которые потеряли церкви в Британии: откровенное интервью

Александер Спак

Всё христианство основано на свободном выборе каждого человека. Сам Бог призывает: «Жизнь и смерть предложил тебе Я сегодня, избери жизнь» (Втор. 30:19). Уже сейчас во многих странах нельзя открыто говорить о христианстве.

К сожалению, большинство христиан не ценят ту свободу, которую имеют сейчас – свободу с дерзновением отстаивать христианские принципы, мораль и нравственность.

 

Известный общественный деятель, адвокат и юрист из Британии Александер Спак во время празднования Дня Библии в Риге 7 августа согласился дать интервью на эту тему корреспонденту пресс-центра церкви «Новое поколение».

 

Александер Спак – адвокат, работает в юридической и политической организациях в Лондоне. Директором этих организаций («Christian Legal Center» и «Christian Concern For Our Nation») является Эндрю Вильямс.

 

 

Александер Спак: Работа наших организаций, в основном, политическая, в пользу христиан. В данный момент центр в Лондоне имеет около пятидесяти дел, в которых христиане были дискриминированы. Мы привлекаем христианских адвокатов и политиков, чтобы они действовали. Основная цель – поставить Иисуса Христа в центр нашего общества.

Британия была известна всему миру как сильная христианская страна, которая посылала миссионеров по всему миру. Так распространился английский язык, и, на сегодняшний день, весь мир говорит на английском языке. К сожалению, времена меняются, и у нас очень много проблем. Особенно у тех христиан, которые жёстко стоят на Слове.

 

 

Корр.: Как долго Вы занимаетесь этим?

А.С.: Я живу в Британии уже более десяти лет, но в этой организации работаю два с половиной года.

 

 

Корр.: Расскажите, какие успехи и неудачи были в работе Вашей организации?

А.С.: У нас было несколько дел, которые мы проиграли, к сожалению. Не из-за непрофессиональности наших адвокатов, а потому, что уже само положение и законы играют против нас. Чем выше дело поднимается по судейским инстанциям, тем сложнее становится выиграть. Особенно в тех делах, которые касаются гомосексуализма. Были некоторые дела, где христиане высказали своё мнение, и были уволены с работы. Даже когда мы имели симпатии судей, они не могли принять решение в нашу пользу, потому что ситуация дошла до того, что законы играют против нас.

 

Нам нужно проснуться всем и готовить христиан, новое поколение, которые шли бы в адвокатуру, политику, в журналистику, чтобы говорить о Христе и о том, как полезно для общества иметь ценности Христа в центре.

 

 

Корр.: Как Вы считаете, если законы уже действуют против христиан, как можно повлиять на это?

А.С.: Законы – такая штука, которые можно менять. Насколько общество демократическое, настолько может поменяться и закон. Проблемы сегодняшней церкви начались тогда, когда та замолчала. Все те законы, которые сегодня действуют против церкви, начали издаваться с 60-х годов, когда церковь была бездейственной. Думаю, лучше проснуться раньше, чем доводить до худшего.

 

Например, мы сейчас стоим там, где проходит Праздник Библии, который вы празднуете в центре города. По моим представлениям, в Лондоне это было бы нереально, потому что это было бы интерпретировано как дискриминация мусульман, атеистов, индуистов и т.п. Общество пытается добиться якобы равенства, а мы бы шли как бы против этой идеи, и всё было бы против нас. Такое впечатление, что здесь больше религиозных прав, чем там. Несмотря на то, что Англия всегда славилась своими правами и свободами. На сегодняшний день в Британии ещё  можно открыто говорить о Христе, но круг сужается. И чем больше церковь молчит, тем это происходит быстрее.

 

Программа правительства «equality and diversity» – «равенство и разнообразие». Идея такова – «в нашем многонациональном, многоверном и многорелигиозном обществе мы должны дать право голоса всем. Так как христианство является доминирующей религией, оно должно отступить назад и дать право выговориться всем». И такие мероприятия, которые делают акцент на христианстве только, якобы, подрывают отношения между людьми. Статья девятая закона по правам человека даёт нам религиозные свободы, право выражать свои религиозные чувства полностью. Но эта программа («равенство и разнообразие») доминирует на сегодняшний день в Европе, в том числе и в Британии. Из-за неё, уверен, такие мероприятия были бы запрещены, тем более в центре города. Такие мероприятия, как Праздник Библии, можно проводить на конференциях, на природе и т.д., но проводить в центре города – это как плевать в лицо тем, кто не поддерживает этого мнения. Даже в личном разговоре очень сложно сказать, что единственный путь к Богу – это Христос. Тут же такие газеты, как «Gvardian» или «Independent» начали писать о «нетолерантном отношении»: как же так – только Христос? А как же Будда, Мухаммед и т.д.? Поэтому, чем больше мы молчим, тем хуже.

 

Эта программа («равенство и разнообразие») стоит на уровне Европейского Союза для того, чтобы внести, якобы, мир и понимание в общество, потому что очень много иммигрантов приезжают в Евросоюз. Чтобы не допустить разделяющих мнений, всех пытаются скинуть в одну корзину. Нам сложнее и сложнее становится говорить о Христе.

 

 

Корр.: Как Вы расцениваете наши праздники такого масштаба в Латвии?

А.С.: Слава Богу! Я думаю, у вас есть очень хорошая возможность говорить открыто – это то окно, которое вы должны использовать! По моему мнению, если такие события, как Праздник Библии, не будут проходить, то это только вопрос времени, когда христианам закроют рот. Такие мероприятия нужно проводить и нужно говорить Слово Христа открыто – всегда и везде, в любви, естественно.

 

 

Корр.: Как Вы считаете, нужны ли такие мероприятия? Для многих это маловажное событие.

А.С.: Всё христианство основано на свободе. Если человек хочет узнать о Боге, о том, что Мессия пришёл, мы должны рассказать об этом. Именно для этого такие события должны происходить. Привлечь людей шумом, музыкой, весельем, а потом в простоте рассказать о Христе – это и есть самое главное. Бог, я уверен, благословляет!

 

 

Корр.: Какова Ваша цель визита в Латвию?

А.С.: Я был приглашен церковью «Новое поколение», чтобы рассказать о нескольких конкретных делах, которыми мы занимаемся. Можно спекулировать, говорить – то плохо, это хорошо, если мы внесём этот закон, то будет то или иное. Но когда приезжаешь и показываешь конкретные дела, и к чему привёл конкретный закон, места для спекуляций не остаётся совершенно. Этим мы хотим открыть глаза тем политикам и христианам, которые не понимают до конца, к чему приводит молчание церкви.

 

 

Корр.: Расскажите, пожалуйста, один пример!

А.С.: Допустим, дело медсестры Кэролайн Питри, которая работала 18 лет. Она была посвящена своему делу, пациенты очень любили её. Она наша сестра во Христе и всегда молилась за своих пациентов. В один день её вызвали в дом престарелых, где она сделала перевязку пожилой женщине. Уходя, она просто спросила: хотите, я буду молиться за Вас? Женщина ответила: нет, не хочу. Медсестра просто улыбнулась и ушла. На другой день она вышла на работу, и другая медсестра спросила, делала ли она перевязку такой-то и просила ли молиться за неё? Женщина ответила: «Да, а в чём проблема?» Ответ был такой: «А ты знаешь, что есть такая программа, по которой нельзя говорить и «пихать» свои религиозные принципы другим людям?» Она говорит: «Да нет, я не навязывала». В-общем, эта медсестра пожаловалась на неё, и на следующий день её выгнали с работы.

 

Мы взяли это дело и успешно довели до конца. Мы провели несколько переговоров с  Министерством здравоохранения. Наши адвокаты написали несколько серьёзных писем, давая понять, что может произойти, если они будут продолжать себя так вести с этой конкретной медсестрой. Её приняли назад на работу. В то же время министерство здравоохранения выразило своё мнение о том, что медсестры могут молиться за пациентов. Что странно в этом деле – так это то, что медсестёрство, именно английское, было основано на христианских принципах. То есть, много веков назад, когда католические и протестантские медсёстры начинали ухаживать за больными людьми, они были мотивированы только своей верою, без оплаты, без ничего. Так началось это движение – помощь докторам. А в наше время была выгнана медсестра только потому, что она спросила: «Могу ли я помолится за Вас?» Это одно из наших дел, которое было успешно и не дошло до суда, которое остановилось просто после того, как наши адвокаты занялись этим и очень жёстко, так скажем, поговорили с министерством здравоохранения.

 

Медсестру приняли назад. Мы продолжаем часто встречаться с Каролайн. И она очень хорошая сестра во Христе. Она продолжает, естественно, раздавать христианские карточки своим пациентам и молиться за них. Но у неё начались проблемы со своими начальниками. Её посылают по адресам, которых не существует, с ней очень многие не разговаривают на работе и т. д. Радует тот факт, что мы достигли того, что наше дело было на первых страницах газет Daily mail, Daily telegraph. Это уже очень большое дело, потому что без этого Кэролайн Питри просто уволили бы, и никто бы об этом не знал. В том, что Бог допустил это, есть положительная сторона – да, может быть медсестра и пострадала, но мы полностью изменили положение медсестёр в наших больницах. Сейчас об этом знают все, буквально вся страна стала возмущаться: «Как это так: уволить медсестру только за то, что она только попросила помолиться?»

 

 

Корр.: Были ли негативные примеры?

А.С.: Негативные примеры были и есть. Самая сложная проблема сейчас, к сожалению, – это гомосексуализм. И те дела, которые приходят с этой позицией и которые доходят до суда, часто бывают очень сложными. Были такие дела, где просто нужно было стратегически мыслить и очень осторожно к  этому относится, потому что законы уже играют против нас в этом вопросе. У вас хорошо то, что этого пока не происходит, поэтому вам нужно знать наш опыт. И соответственно вести себя здесь.

 

А как негативный пример я приведу одно дело, которое не касается гомосексуализма. Это дело сейчас ещё продолжается. Наш брат – темнокожий парень, его зовут Дюк Амакри. Он работал в христианской организации, основанной много лет назад, которая занимается нахождением жилья для бездомных людей. Дюк был служащим там, работал около 12 -15 лет, и  очень хорошо себя зарекомендовал. И ещё он очень верный брат, хороший христианин, семьянин. В один день к нему пришла женщина, попросила ей помочь найти жильё, и Дюк пообещал помочь, занялся её делом. В разговоре с ним она поделилась, что имеет болезнь, и врачи сказали ей, что она скоро умрёт, что нет никакой надежды. Дюк выслушал её. В разговоре выяснилось, что женщина не христианка, она неверующая. Дюк Амакри сказал, что очень часто последнее слово не за врачами, и почему бы ей не возложить надежду на Бога. Она сказала, что она уже пробовала религию и ничего у неё не получилось. Он сказал: «Ну ладно, раз такое дело». Он не давил на неё. На следующий день события развивались так: Дюк пришёл к себе в организацию и его вызвали к менеджеру. Все коллеги разговаривали с ним очень жёстко. Менеджер забрал у него карточку и Дюка Амакри просто-напросто быстрым темпом вывели из организации и закрыли дверь. Дюк говорит: «Я думал, что всё это шутка, я не мог понять, что тут происходит». Оказывается, эта  женщина пожаловалась на него, что он, по её словам, пытался «засунуть ей в горло» свою религию. И так как это было неудовлетворительное поведение, его тут же выгнали, моментально и очень жёстко.

 

Мы пытались вести переговоры с организацией, но они ни в какую, очень жёстко против него настроены. И это христианская организация! Дело дошло до суда, первая инстанция, вторая инстанция – мы всё проиграли, потому что она заявляла, что он подверг её получасовой «религиозной бамбардировке». А он просто предложил ей возложить надежду на Бога. Мы подали в апелляционный суд и сейчас ждём решения этого суда. Мы организовали митинги около той организации, пригласили очень много людей поддержать его, даже BBC пришло и снимало нас. Но пока что мы проиграли все дела, каждый проигрыш финансово очень ощутим для нас, каждая судебная инстанция стоит денег. Пока что мы не надеемся и ни на что не рассчитываем. Наши аргументы, что Дюк имеет право говорить, не играют здесь роли, потому что та  сторона заявляет, что он подверг её, больную женщину, целой лекции – «бомбил», так сказать. И это является, по контракту, негативным поведением, которое бросает на организацию плохую тень. Суды говорят, что раз организация считает, что это негативное поведение, значит, так оно и есть. Пока что мы, к сожалению, проигрываем это дело.

 

 

Корр.: Да, это печально... Хотелось бы услышать Ваши пожелания к нашим священникам, нашим христианским политикам!

А.С.: Моё главное пожелание всегда есть и будет – это любить Бога превыше всего! Независимо от того, что говорит человек и какие программы выходят на уровне Европейского союза: в Британии или в Латвии, где угодно, – любите Бога превыше всего! Иисус говорил: «Кто любит Меня, заповеди Мои соблюдёт». Поэтому, моё самое главное пожелание – это любить Бога превыше всего и соблюдать заповеди Его, несмотря на то, какие выходят законы и на то, что люди говорят. И ещё, второе, что хотел сказать. У вас сейчас есть очень хорошая возможность, у вас есть «окно». Если церковь будет молчать, не будет использовать это право голоса здесь, то это «окно» будет становиться всё меньше и меньше. Поэтому, сейчас нужно использовать это время и говорить Слово Христа открыто, с силой!

 

Корр.: Спасибо Вам за беседу и откровенный разговор! 

 

 

Материал подготовили: Алёна Кампане, Рита Сечко

Фото:  Николай Пундани

 

 


Церковь Новое поколение